Особенности эпитафий крымцев (на материале некрополей Крыма, Херсонской и Запорожской областей)

Э. М. Абдуллаев

      Как говорят крымцы: «догъмадан къалмагъан, олюмден де къалмайджакъ» (т. е. кому суждено родиться, тому суждено и умереть).
     Церемония проводов покойного в последний путь в исламе называется словом дженазе. На дженазе собираются родственники, друзья, соседи, знакомые покойного. После совершения под руководством имама обряда дженазе намаз, покойника хоронят на кладбище.
     По мусульманским обычаям по истечении определенного срока на могиле покойного ставится башташ — надмогильный камень (дословно — головной камень, т. к. еще ставился аякъташ — камень у ног)
     На башташе пишется имя, место и дата рождения и смерти. В нижней части камня необходимо писать: «рухуна эль-Фатиха» (т. е. «его душе молитва эль-Фатиха»)
     На надмогильных камнях мусульман делать изображение покойных считается запретным. Однако со второй половины ХХ века этот обычай, заимствованный у христиан, получил у крымцев довольно широкое распространение и даже сейчас несмотря на усилия Муфтията Крыма его не удается изжить.
     Кроме кратких биографических данных (фамилия, имя, отчество (иногда прозвище), место и время рождения и смерти покойного), на некоторых надмогильных камнях встречаются эпитафии, обычно в виде двустиший или четверостиший.
     В них близкие родственники покойного в лаконичной форме стремятся выразить свои чувства печали и скорби, или зафиксировать какие-либо важные на их взгляд сведения о скончавшемся.
     Фиксация и издание текстов эпитафий (надмогильных надписей) для исторической науки имеет очень большое значение. Ценность эпитафий состоит прежде всего в том, что они, как правило, доходят до нас без каких-либо позднейших изменений и сообщают нам сведения по языку (прежде всего антропонимии), фольклору, истории, культуре, психологии народа.
     Крымскотатарские эпитафии являются сравнительно малоизученной областью науки. Из публикаций по этой теме следует отметить работы А. А. Борзенко и А. Ф. Негри, О. Акчокраклы, С. М. Червонной, Черкеза-Али, Э. Озенбашлы. 1)
Из исследований последнего периода можно выделить научную экспедицию, проведенную 29 июля 2007г. в составе Э. Озенбашлы, Н. Абдульваапа, Н. Сейитяхья, Н. Мустафа, С. Рамазана на кладбище ХVІІІ-ХІХ вв. в с Кучюк-Озенбаш Бахчисарайского района. В ходе экспедиции было обследовано более 20 надмогильных памятников. Приведем несколько образцов эпитафий выявленных на этом кладбище:
Фенадан эйледи бекъая рихлет,
Иде Хакъкъ къабрини равза— и Дженнет.
Эль мерхуме ве-ль-магъфуре
Айше бинт Осман рухуна эль-Фатиха.
Сене 1230 (1814/5) 2)
 
(Переселивший из бренного мира в вечный,
Всевышний пусть эту могилу сделает райским садом.
Покойная и прощенная Айше дочь Османа
Душе ее молитва эль-Фатиха. )
Год 1230 (1814/5)
Хюве-ль-Халлякъу-ль-бакъий,
Бакъмайын чешм-и басыр иле
Мезарым ташына.
Кимсе бильмез меним халим,
Гельмейиндже башына.
Эль мерхум ве-ль магъфур
Умер бин Осман
Рухуна эль-Фатиха.
Сене 1231 (1815/6г. ) 3)
(Он, Создатель жив, вечен
Не смотрите проницательным взглядом
На мой могильный камень.
Никто не поймет моего состояния,
Пока это не падет на его голову.
Покойный и прощенный
Умер сын Османа.
Душе его молитва эль-Фатиха)
Год 1231 (1815/6г. )
Хюве-ль-Халлякъу-ль-Бакъий
Фенаде булмадым хич рахаты,
Ихтияр итдим рихлети.
Эль-мерхуме ве-ль-магъфуре
Зейнеп бинт Осман.
Рухуна эль-Фатиха
Сене 1237 (1821/2г. ) 4)
(Он, Создатель, жив, вечен,
Не найдя в бренном мире покоя, отрады
Предпочла я смерть.
Покойная и прощенная Зейнеп дочь Османа
Душе ее молитва эль-Фатиха)
Год 1237 (1827/2)
(Переводы автора статьи)
      18 мая 1944г., день насильственного выселения крымского народа со своей Родины, является черной, трагической датой. Этот день народ не забудет никогда. В результате этой бесчеловечной акции десятки тысяч ни в чем не повинных людей погибли от голода, болезней, нечеловеческих условий жизни.
    Многие из них были похоронены без совершения религиозного обряда и на их могилах не были установлены надмогильные плиты.
    Таким образом, геноцид, произвол и беззаконие являлись официальной политикой СССР в отношении репрессированного народа. Однако несмотря на варварские акции, силу и жестокость карательных органов тоталитарного государства, мужественные сыны и дочери народа поднялись на борьбу за восстановление своих попранных прав, за право жить на своей исторической Родине. Вскоре эта борьба приобрела всенародный характер.
    «Произвол и попрание справедливости, жестокость, нетерпимость, глумление над национальным достоинством крымскотатарского народа, казалось бы, торжествуют. И в то же время, с другой стороны, чем страшнее выглядит весь этот период, чем жестче, циничнее, грубее сопротивляется система, вооруженная всеми проверенными карательными мерами, крымскотатарскому национальному движению, тем очевиднее крупные достижения этого движения на данном этапе». 5)
    Важнейшим достижением национального движения явилось появление Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 г., политически реабилитирующее крымскотатарский народ.
    Указ отменял решения государственных органов в части, содержащей огульные обвинения в отношении «граждан татарской национальности, раннее проживавших в Крыму, но в то же время утверждал, что они «укоренились на территории Узбекской и других союзных республик».
     В Постановлении Президиума Верховного Совета СССР №494, которое было опубликовано одновременно с Указом говорилось о том, что «граждане татарской национальности… и члены их семей пользуются правом, как и все граждане СССР проживать на всей территории СССР, в соответствии с действующим законодательством о трудоустройстве и паспортном режиме».
     Не зная о том, что паспортный режим Крыма запрещает крымским татарам селиться в Крыму они восприняли Указ и Постановление как открывающие дорогу на родину.
     Уже к концу сентября 1967г. в Крым прибыло около 2000 крымцев, 6) однако местные власти не прописывали их и вскоре силой начали выселять их за пределы полуострова.
     Часть репатриантов вернулись в места ссылки. Некоторым удалось поселиться в соседних к Крыму областях. По официальным данным, в Краснодарском крае в конце 1969г. насчитывалось 6680 человек, в Запорожской области — 1189 человек, в Херсонской области 830 человек. 7)
     В 1967-1987 гг. в Крыму были осуждены за нарушение паспортного режима более 300 крымских татар. Некоторые семьи выдворялись отсюда по несколько раз, а их дома сравнивались с землей. 8)
     Постепенно численность крымцев в Херсонской и Запорожской областях увеличивалось. С 1989г. с началом массового возвращения репатриантов на родину часть из них переселяется в Крым, другая часть, прежде всего по экономическим причинам, до сих пор остается в местах проживания.
     С начала массового возвращения народа в Крым некоторые соотечественники с целью увековечения памяти своих родных погибших и скончавшихся на чужбине устанавливают им памятные камни с эпитафиями в которых близкие родственники указывают имена своих близких, погибших в первые годы ссылки.
     Так на одном камне в селе Къоз Судакского района имеется следующая эпитафия (орфография сохраняется).
 
Сургюнликте 1944-45 сенелери вефат олгъанлар,
къабирлери белли олмагъанлар. Къоз коюнде догъулгъанлар:
Усеин Мерьем огълу
Джемиле Нефизе къызы
Мерьем Нефизе къызы
Мерьем Джеббар къызы.
Оларнынъ хатиресине Джемиле огълу Иззеттен
Рухлерине эль-Фатиха.
(Скончавшимся в 1944-45 годы в ссылке,
могилы которых неизвестны.
Родившимся в селе Къоз:
Усеин Мерьем огълу
Джемиле Нефизе къызы
Мерьем Нефизе къызы
Мерьем Джеббар къызы.
Пусть живет память о них.
От Иззета сына Джемиле.
Их душам молитва эль-Фатиха. )
     Следующая эпитафия записанна нами на кладбище села Кутлак Судакского района 28.01.2008г. Ее автором является известный участник национального движения Абдураман Маштах. В мае 1944г. когда его отец и трое братьев отца воевали в рядах Советской Армии, семья Маштаха была выслана. В дороге под колесами поезда погибла мать. Семеро детей, старшему из которых было 17 лет, остались сиротами. В первый год ссылки четверо детей умерли от голода и холода.
Сургюнликте ана-бабасыз халып,
Ачтан-сувухтан 1944 сене вефат олан баллар.
Бу дюньяда дилегимиз дуадыр
Муртаза Маштах Асан огълу,
Яя Маштах, Нефизе Маштах, Суваде Маштах.
Рухларына эль-Фатиха.
 
(В ссылке оставшимся без родителей и
умершим в 1944 году от голода и холода.
Наше желание от живущих (в этом мире) молитва. )
Муртаза Маштах Асан огълу,
Яя Маштах, Нефизе Маштах, Суваде Маштах.
(эль-Фатиха).
 
    Приведем еще одну эпитафию на безмогильном камне, установленном во дворе соборной мечети Джума-джами в г. Кезлев для поминовения национального героя, выдающегося общественно-политического деятеля, поэта, муфтия мусульман Крыма, Беларусии и Польши Номана Челеби Джихана, зверски убитого большевиками 23 февраля 1918 года в г. Севастополе, труп которого был выброшен в Черное море.
Милли ве антлы шехидимиз
Номан Челеби Джихан
1918 с. Акъярда къатль этильди.
 
Къара денъиз мезарымдыр,
Акъ далгъалар кефинимдир,
Бакъып гечме, риджам будур,
Эй Мухаммед уммет:
Мевтанынъ дириден
Бир Фатиха умудю.
Рухуна эль-Фатиха.
(Наш национальный мученик
Номан Челеби Джихан
в1918г. убит в Севастополе.
 
Черное море моя могила,
Белые волны мой саван.
Не проходите мимо, моя просьба
К общине Мухаммеда:
У покойного к живому одна надежда —
На молитву Фатиха.
Его душе молитва — эль-Фатиха)
     Как известно, после выселения крымского народа его кладбища практически полностью были уничтожены, а надмогильные плиты использованы как строительный материал под различные хозяйственные постройки.
    Иногда уничтожение вековых кладбищ принимало чудовищные масштабы. Так, например, было в селах Бельбекской долины. В 1950-е годы при строительстве водохранилища в с. Буюк-Озенбаш (Счастливое) туда со всех окрестных сел экскаваторами грузили на автомашины надмогильные плиты и заполняли ими тело плотины. Об этом уроженцу села Багатыр Ильясу Абсугут Абдулла (1925 года рождения) рассказывал его сосед по фамилии Слободчук. (Записано со слов И. А. Абдулла 2.05.2008г. )
    По словам уроженца с. Арпат Судакского района Рехбера Ахтемова в с. Арпат надмогильные плиты бульдозерами были собраны в кучи и частично использованы на стройках, а большей частью сброшены в море. (Записано 30.01.2008г. )
     В последние годы рождается новая традиция: на месте старых кладбищ устанавливать памятные камни-обелиски. Так в селе Шелен Судакского района на старом кладбище осталось лишь несколько разбитых надмогильных плит. Несколько лет назад шеленцы по инициативе председателя местного меджлиса Мамеда Ганджара установили на этом кладбище надмогильный камень традиционной формы из белого камня с надписью:
 
 
Шелен кою мукъадес
Эдждатлар къабристаны.
Рухларына эль-Фатиха.
(Кладбище священных предков,
уроженцев села Шелен.
Их душам молитва эль-Фатиха. )
     Иногда подобные камни устанавливаются не на старых кладбищах, а в более удобном для посещения месте, где обычно ежегодно собираются уроженцы села на встречи односельчан.
    Так в селе Уркуста расположенном в Байдарской долине по инициативе уроженца села Эгъата Джемалетдинова установлен памятный камень со следующей надписью:
 
«Догъдынъыз гузель Уркустада,
Къабирлеринъиз ким бильсин къайда.
Бизлер кене Къырымгъа къайтамыз,
Сизлерни, азизлер, дуанен анъамыз.»
Рухларына эль-Фатиха. Уркусталылардан.
18.05.2009с.
 
Родились Вы в прекрасной Уркусте,
Но могилы Ваши неизвестно где.
Мы вновь возвращаемся в Крым
И Вас, дорогие, поминаем молитвой.
Их душам молитва. От уркустинцев.
18.05.2009г. )
     Возле таких памятных камней проводятся молебны, посвященные памяти всех погибших и умерших в ссылке, что, безусловно укрепляет связь между поколениями.
    Характерной особенностью ряда крымских эпитафий, является выражение чувств благодарности и удовлетворения судьбе за возвращение на Родину. Так на памятнике участника национального движения Ифта Джемилева (1915-2001гг. ) имеется следующее четверостишие:
 
Гъурбет ильден денмек яхшы,
Халкъчюн янып сенмек яхшы,
Козь яшындан кульмек яхшы,
Ана-Юртта ольмек яхшы.
(Хорошо вернуться с чужбины,
Хорошо сгореть и потухнуть за народ,
Лучше смеяться, чем проливать слезы,
Хорошо умереть у себя на Родине. )
( кладбище с. Чистенькое Симферопольского р-на)
 
     Эта же тема отражена на памятнике камне другого известного участника национального движения, ветерана войны Юсуфа Абдураманова (1920 — 1995гг. ). Здесь имеется короткая эпитафия:
 
Ватаныма къайтып кельдим,
Такъдиримден разыман.
 
Я вернулся на свою Родину,
Своей судьбой доволен. )
(кладбище п. Исмаил-бей)
 
     На надмогильном камне Аджер Менлиабит къызы (1924-1989 гг. ), прожившей на Родине буквально считанные дни и похороненной в с. Кутлак Судакского района имеется следующее четверостишие:
 
Асрет эдим Ветаныма,
Хысмет олдум топрагъыма.
Алла иман-раатлыкъ версин
Меним асрет мекяныма.
(Разлучена была я с Родиной,
Посчастливилось мне вернуться на мою землю.
Пусть Аллах даст веру и спокойствие
Моему скорбному краю. )
     В ряде эпитафий выражается чувство сожаления о том, что после возвращения недолго пришлось прожить на родине. Так на камне уроженца с. Стиля Сейит Умер огълу Фахри (1932-1993), похороненного в селе Караагач (Трудолюбовка) Симферопольского района читаем:
 
Ватаным, деп нелер чектик,
Гъурбетликтен къайталмай.
Ватанынъа асрет кеттинъ,
Сонъ сезюнъни айталмай.
 
(Чего только мы не вынесли, говоря Родина,
Чтобы вернуться с чужбины.
Ты ушел тоскуя по Родине,
Не сказав ей последнего слова. )
     На этом же кладбище есть эпитафия, посвященная Абла Ягъя къызы Алие (1931-1995) со следующей надписью:
Ветаныма къайтып кельдим,
Ветаныма тоялмадым.
Хасталыгъым агъыр олды,
Топракъ юрегимни алды.
(Вернулась я на Родину,
Но не насытилась я Родиной,
Болезнь стала тяжелой,
Земля забрала мое сердце)
 
* *
     В октябре-ноябре 2009 г. по инициативе и под руководством автора этих строк были предприняты научные экспедиции, с целью изучения состояния крымскотатарских кладбищ и сбора эпиграфического материала, в соседних с Крымом областях.
     В состав экспедиции работавшей в Херсонской области также входили: Нури Мустафаев; Айдер Усеинов (водитель); Эльдар Абидов (оператор, фотограф), в Запорожской области профессор Исмаил Керимов и Тимур Бакиев (водитель, фотограф). Координировали работу экспедиций Зафер оджа Ашек и Таир Киримов. Экспедиции состоялись благодаря спонсорской помощи мусульманской общины «Адет».
     Херсонской областиВ ходе экспедиции были исследованы крымскотатарские кладбища в следующих населенных пунктах:
пгт. Новоалексеевка (Чанакъ);
станция Партизаны;
с. Счастливцево (Мухтар);
с. Стрелковое (Чокъракъ);
с. Фрунзе (Юзкъую);
пгт. Новотроицк (Сары Болат);
г. Мелитополь;
с. Константиновка;
с. Терпенье;
с. Федоровка.
     Пользуясь случаем, хотим выразить искреннюю благодарность имаму Херсонского региона Билялу Меметову, председателю религиозной общины с. Счастливцево Мухаммеду Караханову, жителям г. Геническа Мухаммед агъа и Айше апте Абдульвааповым, житедям поселка Новотроицк Сеитумеру эфенди и Февзие ханым Аблякимовым, Аджи Иса Азизову и Сарие Нуруллаевой (г. Мелитополь), а также всем другим лицам за оказанную помощь и поддержку.
    Выселение народа со своей исторической Родины совершенное в 1944г. раскидало крымцев по различным уголкам бывшего Советского Союза. Нередко часть близких родственников попадала на Урал, часть в Среднюю Азию. После издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956г. спецпереселенцы освобождались от административного надзора, без права возвращения на родину и возвращения имущества, конфискованного в 1944г.
    Освобожденные от административного надзора семьи стали воссоединяться. Многие из Урала переехали в Среднюю Азию, где проживало большинство народа, а затем, со второй половины 1960— х гг. в соседние с Крымом области. Эти события отражены в следующей эпитафии, уроженца с. Айвасыл Юнусова Мустафы (1929-2007)
 
Уралнынъ дагъларында
Узбекистаннынъ челлеринде
Чокъ шейлер гордюнъ,
Чокъ шейлере даяндынъ,
Лякин мында дохтурларын
Иляджларына даянамадынъ сен…
Баба элял эт. Алла рахмет эйлесин.
(В Уральских лесах,
Степях Узбекистана.
Много чего видел ты
Много чего перенес
Но здесь не вынес ты
Лекарств врачей…
Отец благослови нас. )
(Новосеменовское кладбище г. Мелитополь)
     Наиболее ранние захоронения послевоенного периода, зафиксированные нами в Запорожской и Херсонской областях относятся к 1965 году. Это могилы Веиса Юсупова (1906-1965) и Рабии Аблязовой
    (1889-1965). Их захоронения расположены на христианском кладбище (Семеновское) г. Мелитополя.
    Иногда дети и родственники для того, чтобы подчеркнуть значимые факты биографии покойного указывают на памятнике его участие в войне 1941-1945 гг.
     Приведем два примера. Так на памятнике одному из основателей Национального движения крымцев за возвращение на родину, легендарному партизану Бекиру Османову (1911-1983) написано:
 
Халкънынъ садыкъ эвляды,
Намлы партизан разведчиги,
Аджайип инсан…
 
(Верный сын народа,
Известный партизан-разведчик,
Прекрасный человек…)
(кладбище с. Бештерек Симферопольского р-на)
На памятнике Саида Шихмамбетова кроме имени и фамилии, даты рождения и смерти (1919-1994) и надписи «Инвалид Отечественной войны» никаких других надписей нет.
Новое кладбище г. Мелитополя)
 
     Нередко на надмогильном камне высекается портрет покойного с его боевыми наградами. Однако, зачастую, участие в Великой Отечественной войне никак не фиксируется. Так, например, на памятнике кавалера двух орденов Славы и ряда других наград Энвера Абибуллаева — Балыхчиева, кроме даты жизни и смерти (1.12.1914-2.11.2000) другие надписи отсутствуют.
(кладбище с. Фрунзе Генического района)
     Как правило, почти на всех надмогильных памятниках имеется изображение полумесяца со звездой — символа исламской религии. Но на кладбище Комарово в пгт. Новоалексеевка имеются два памятника на которых вместо полумесяца со звездой изображен национальный герб крымцев — «таракъ тамгъа». Это памятники следующим лицам:
Мерхум Абхаир Меджит огълы Омер
Къарасу Базар р. Танагельди к.
1896 22/9 — 1986 28/11.
Мерхум Сеттар къызы Сабе
Къарасу Базар ш.
1912-1987
     Как видим, эти памятники установлены еще при советской власти, что свидетельствует о мужестве и патриотизме родственников покойных, т. к. в те времена подобные поступки были далеко небезопасны.
     К сожалению, в последние десятилетия ассимиляционные процессы коснулись и крымцев, проживавших в Запорожской и Херсонской областях. Это нашло свое отражение и на эпитафиях высеченных на надмогильных памятниках, лиц состоявших в смешанных браках. Например:
 
Османов Февзи
(1950-2001)
На земле ты немало трудился
В век ХХ такой непростой
Пусть земля тебе будет пухом
И душе твоей-вечный покой.
От жены и детей.
(Кладбище с. Фрунзе Генического р-на)
Канатаев Исмет Гафарович
1950-2001
Спасти тебя никто не смог,
Ушел из жизни рано.
 
Но светлый образ твой
В душе храним мы постоянно
Родные, близкие.
(Кладбище с. Терпенье, Мелитопольского р-на. )
     Что касается возраста погребенных, то можно встретить и младенцев, умерших в день рождения:
 
Бу ерде яткъан балачикъ
Ганиев Нариман къызы Хатидже
1978 VІ 24 — 1978 VІ 24
проживших до 100 лет:
Зейнеп Сулейман къызы, Черкез-Керман кою (1885-1985)
 
(Кладбище с. Стрелковое (Чокъракъ) Генического р-на)
и даже 107 лет:
Мамедова Фахрие (1892-1999)
(кладбище ст. Партизаны Генического р-на)
     Изредка на надмогильных памятниках встречаются изображения, указывающие на профессию покойного: раскрытая книга или чернильница с пером (у учителей), легковая или грузовая машина (у шоферов), музыкальный инструмент (у музыкантов).
     Так на надмогильном памятнике известного композитора Фикрета Салединова (12.07.1926 — 3.01.2006), родившемуся в с. Эски-Эль Бахчисарайского района имеется изображение скрипки, а так же надпись:
Истидатлы шаир, бестекяр
Оджа ве къырымтатар музыка иджраджысы.
 
Талантливый поэт, композитор,
Учитель и исполнитель
крымскотатарской музыки).
(Кладбище пгт. Новоалексеевка)
     На памятнике известного общественного деятеля, поэта Куддуса эфенди Исламова (13.08.1910 — 20.10.1988) имеется изображение раскрытой книги.
 
(кладбище с. Константиновка, Мелитопольский р-на. )
     Ряд эпитафий в поэтической форме повествуют о скоротечности и бренности жизни. Вот несколько подобных образцов:
Усеинова Хатидже (1926-2003), родившаяся в с. Ай-Серез Судакского района.
Омюрим кечти бир тюш олуп,
Учтум кеттим санки бир къуш олуп.
(Моя жизнь прошла словно сон,
Улетела я словно птица. )
Ибраима огълу Эдема (1915-2002), родившегося в с. Кучук-кой Ялтинского района Крыма.
 
Джан дегени учкъан къуштыр,
Джан къафесте мусафирдир…
(Душа это летящая птица,
Душа в грудной клетке-гостья…)
(г. Мелитополь, Новосеменовское кладбище)
     Эпитафии, высеченные на памятниках безвременно ушедших из жизни, содержат сожаление о том, что жизнь оборвалась рано, не все цели в жизни достигнуты, что не довелось увидеть свадьбы своих детей. Такова например, эпитафия Сейтмемет огълу Наримана Мамбета (1964-2004):
Яш джаныма тоялмадым,
Мурадыма еталмадым.
Джандан севген балларымнынъ
Тойларыны коралмадым.
(Молодой душой не насытился,
Цели жизни не достиг.
Детей, любимых от души,
Свадьбы не увидел. )
(кладбище пгт. Новотроицка-Сары Болат)
Еще одна эпитафия. Дерменджи Разие Алиджан къызы (1968-2007):
 
Акътым кечтим олып бир сель…
Омюр бойле аз экен.
Омюр недир аслы бильсенъ,
Бир къыш ве бир яз экен.
(Протекла, пронеслась словно поток-сель…
Жизнь оказывается так коротка.
Если хочешь знать, жизнь — что это?
То знай — это одна зима и одно лето. )
(г. Мелитополь. Новосеменовское кладбище)
     Практически на всех надмогильных памятниках написано место рождения (село или город): (Кок — козь, Уркуста, Сюйрюташ, Ходжа — Сала, Буюк — Озенбаш, Эски — Юрт, Ускут, Улу — Сала, Стиля, Айвасыл, Кезлев, Черкез — Керман, Корбек, Коклуз, Керменчик, Дуванкой, Карасу — Базар, Таракташ, Отуз, Тувак, Айсерез, Байдар, Улу — Узень, Балаклава, Джанкой, Теберти, Аргин…)
     Реже упоминаются районы: «Балаклава р-ны», «Бахчисарай р-ны», «Лариндорфский р-н», «Фрайдеровский р-н», «Къарасувбазар р-ны» (вариант «Карасу р-н»), «Биюк — Онларский р-н», «Акъмечет р-н», «Алушта р-ны», «Судакъ р-ны"…
     Очень часто перед названием села упоминают слово «Кърым» (вариан— ты: Къырым, Крым)
     На кладбищах сел Счастливцево (Мухтар) и Фрунзе (Юзкъую) нами зафиксировано 7 надмогильных надписей, в которых упоминается национальная государственность крымцев — Крымская АССР. Например:
 
Сеит Абдураман къызы
Мерхум Майе Шерфе
13.02.1929 с. Кр. АССР Бахчисарай р-ны
Теберти койинде догъылды
25.03.1993 с. вефат этти.
раметли Майе рухуна эль-Фатиха.
 
     Ряд поэтических эпитафий отражает тоску и печаль человека разлученного с родиной и вынужденного навсегда остаться вдали от родного села:
Эскендер Суфьян огълу
(1924-2008)
Токътап кеч, къабирим бу ерде,
Кок-коз баласы олсам да.
Унутманъ дувадан мени де,
Коюмден узакъта къалсам да.
(Проходя остановись, моя могила здесь,
Хотя я дитя Кок-коза.
Не забывайте помянуть меня молитвой,
Хотя я остался далеко от своего села. )
(кладбище с. Фрунзе Генического р-на)
     Данная эпитафия, написанная от первого лица, с просьбой остановиться и помянуть усопшего молитвой оказывает на читателя глубокое эмоциональное воздействие.
     Еще одна эпитафия, составленная в форме четверостишия от 1 лица, записанная нами в г. Мелитополе также раскрывает тему ностальгии:
 
Зебелек Хатидже.
Алушта. Кучук-Лампад кою
1924-1997
Къабиримнинъ башташы,
Къырым ешиль адасына къаршы.
Устюмдеки таш-топрагъым,
Эвлятларым козь яшы.
(Памятник у изголовья моей могилы
Поставлен напротив зеленого Крымского острова.
А земля и камни на мне
Это слезы моих детей. )
 
Категория
Источник
http://tatkonvolut.at.ua

Комментарии