Ханская библиотека

Известно, что в Крымском ханстве существовала своя большая библиотека, книги которой были сожжены ещё в 1735 г. в ханском дворце в Бахчисарае. Жильбер Ромм отмечал, что вряд ли что-либо сможет «возместить потерь, причиненных в 1735 г., когда генерал Миних сжег город Бахчисарай, где у хана было многочисленное собрание рукописей и печатных книг на татарском и других восточных языках».

Интересно, что же было в ханской библиотеке?

В соответствии с последними исследованиями, которые пытаются реконструировать наполнение ханской библиотеки часть рукописей происходила ещё из Золотой Орды. В пример можно привести «Хикает-и Джюмджюме Султан» Хюсама Кятиба. Эта рукопись копия - перевод на турецкий, выполненный по приказу Сахиб-Гирея б. Хаджи-Гирея. В начале этого экземпляра имелась пометка, что в сокровищнице Са-хиб-Гирея имелся монгольский вариант произведения, с которого делался турецкий перевод. Имя переводчика не сохранилось. Вероятно, что оригинал был написан уйгурицей на чагатайском или монгольском языке. Любопытно, что именно при Сахибе в Крыму был осуществлен и еще один перевод с «монгольского» на тюркский - сокращения астрономического сочинения (рисале), посвященного расчету лет 12-летнего животного цикла под названием «Источник жизни». Этим «монгольским» языком мог быть не собственно монгольский, а, например, уйгурский. Уйгурская письменность была хорошо известна не только в Крыму, но и на Руси. Скорее же всего, это был тюркский текст, переписанный уйгурицей.

Источниками пополнения книжных собраний служили обмен и закупка книг не только в Османской империи, Казани, Астрахани, но также в Иране, Египте и Сирии. Так, в Бахчисарайском собрании Российской национальной библиотеки (РНБ) имеются рукописи, переписанные в Египте и Сирии. Например, пракомментарий ат-Тафтазани к комментарию ал-Иджи на юридический компендиум Ибн ал-Хаджиба «Мухтасар ал-Мунтаха» («Сокращение Предела»), переписанный в каирской медресе ал-Маликийа в январе-феврале 1453 г. Либо 6 каллиграфических томов хадисов ал-Бухари -в списке 1479/1480 г., сделанном в Дамаске муэдзином Омейадской мечети Йунусом б. Мухаммадом ал-Аджлуни и Ибрахимом б. Ахмадом ал-Кудси и заверенным известным юристом XV в. Ибрахимом б. Мухаммадом ан-Наджи аш-Шафи’и.

Безусловно, пополнялась коллекция манускриптами, переписанными в ханском скриптории, а также рукописями, купленными на книжном рынке самого Крыма.

Бахчисарайское собрание РНБ (поступило в отдел рукописей в 1976 г. из Бахчисарайского историко-археологического музея) сохранило для нас часть библиотеки крымских ханов. Так, список 4-го тома тафсира (комментария Корана) автора XIII в. Мухаммада б. Ахмада ал-Куртуби, переписанный, возможно, в начале XV или даже в XIV в., согласно записи на л. 272 об., был подарен ханом Селим-Гиреем I в 1103/1691-92 г. «ученым Бахчисарая». В двух рукописях юридического содержания на первых листах имеются печати турецкого султана Махмуда I (1730-1754 гг.), а на последних - Селямет-Гирея II (1740-1743 гг.). Таким образом, в библиотеку хана они попали из книжного собрания османского падишаха.

Список «ас-Саб ас-сиййар фи ахбар мулук ат-татар» из собрания СПбФ ИВ РАН, переписанный в 1206/1791-92 г. в Кара-Хисаре, происходит, судя по печати, из библиотеки хана Сахиб-Гирея б. Девлет-Гирея.

Еще один ханский манускрипт - анонимный тафсир из Тюбингена, написанный для Ибрахим-бея Челеби (ум. в 847/1443 г.), сына Исфендиара б. Баязид-хана (Йылдырыма), бея Кастамону (ум. в 843/1440 г.). На последнем листе этой рукописи вместе с персидскими и тюркскими стихами имеется пометка о том, что она принадлежала некоему хану Мехмед-Гирею (одному из четырех крымских ханов, носивших это имя: даты окончания правлений - 1515, 1578, 1623, 1641 гг.). Рукописи из ханского собрания (судя по печатям) еще в начале прошлого века хранились в Восточном музее г. Ялты.

Безусловно, крупнейшей потерей рукописей в Крыму был пожар 1735 г. Пожары случались не только с ханскими библиотеками, но и с частными книжными собраниями, принадлежавшими крымским ученым. Такая судьба, например, постигла библиотеку Эбу-с-Сууда (сына бывшего кади-аскера Мехмеда-эфенди и одного из выдающихся крымских ученых середины XVIII в.). Саид-Гирей характеризовал его как величайшего эстета среди кади-аскеров и наиболее образованного среди улемы и мирз. Он также играл заметную политическую роль в период правления Менгли-Гирея II (1724-1730 гг.). Все его имущество, включая богатейшую библиотеку, сгорело во время пожара дома, однако он, как замечает Саид-Гирей, с присущим ему самообладанием ни показывал и малейшего признака расстройства от постигшей его катастрофы.

Однако еще в конце XIX - начале XX в. в Крыму сохранялись значительные рукописные собрания. Так, в конце XIX в. в мечети деревни Азис Абляким-эфенди Куламет-оглу обнаружил «большое количество книг и рукописей на арабском и татарском языках».

Кстати, в Крыму в результате неурядиц, пожаров, казачьих набегов и проч. гибли не только исламские рукописи, но и христианские (армянские, греческие).

Категория
Источник
https://vk.com/@crimea1111

Комментарии