Сказочные истории о Крыме. Как Парлакъ искала свою Родину

Знаешь ли ты, мой друг, что такое мозаика? Мозаика – это картина, в которой вместо красок используют кусочки цветного стекла. Делать мозаичные изображения, которые очень хорошо сохраняются веками на радость потомкам, человек научился тогда, когда научился делать твердое стекло из сыпучего, как время, песка….

Знаешь ли ты, мой друг, что такое мозаика? Мозаика – это картина, в которой вместо красок используют кусочки цветного стекла. Делать мозаичные изображения, которые очень хорошо сохраняются веками на радость потомкам, человек научился тогда, когда научился делать твердое стекло из сыпучего, как время, песка….

А давай представим карту мира в виде мозаики, где каждое стеклышко – это человек или дерево, или зверь…

Давно-давно в одной мозаичной стране жило-было маленькое мозаичное стеклышко – девочка Парлакъ. Она была ярким и веселым стеклышком, очень любила своих родителей, а также брата и младшую сестричку. Все в семье Парлакъ подходили друг к другу, – и мама с папой, и сеcтренка, и брат, и сама Парлакъ – совпадали своими гранями и создавали одну целую картинку, на которой можно было различить горы, керамичные крыши домиков, мелькающие между кронами фруктовых деревьев и кипарисов, дуновение ветерка, играющего листьями придорожных тополей, свежий запах молока и полевых трав и даже шелест морских волн, просачивающихся сквозь прибрежную гальку и песок… Это была счастливая семья!

Настал день, когда Парлакъ вместе с другими подросшими стеклышками пошла в школу. Как же много разного народу собралось во дворе перед первым звонком! Парлакъ отметила про себя уникальность форм стеклышек-деток. Они подходили гранями со своими родителями и создавали свои неповторимые картинки. Это было очень загадочно и вместе с тем интересно. «Наверное школа для того и работает, чтобы каждый мог поделиться картинкой своей семейной мозаики и рассказать о своей уникальной форме и цвете», – подумала Парлакъ. Девочка оглядела всех первоклашек, построенных, чтобы строем зайти в здание школы, и вдруг эта веселая яркая масса из детей-стеклышек сложилась в новую интересную мозаику, как будто кто-то повернул игрушку трубу-калейдоскоп. Парлакъ залюбовалась увиденным и радостно зашагала вместе со всеми в школу.

Но школа оказалась совсем не для изучения особенностей каждого ученика. Наоборот. Учителя и строгий директор Квадрат старались на каждом уроке обтесать «неправильные» грани детишек и всех превратить в правильные геометрические фигуры. От этого цвета стеклышек тускнели, на них исчезали те неповторимые картинки, которые отличали их друг от друга. Зато появлялась одна стандартная картинка геометрической формы с четкими углами…Это пугало и возмущало справедливую Паркалъ. Вечерами она вела беседы с отцом и пыталась понять, почему школа не хочет, что Парлакъ оставалась самой собой.

В одной из бесед отец спросил Парлакъ:»Что ты видишь на нашей семейной картинке?» Парлакъ мечтательно ответила: «Горы, керамичные крыши домиков, мелькающие между кронами фруктовых деревьев и кипарисов, дуновение ветерка, играющего листьями придорожных тополей, свежий запах молока и полевых трав, и даже шелест морских волн, просачивающихся сквозь прибрежную гальку и песок» . Отец выслушал ответ дочери и задал еще один вопрос:»А похожа ли эта картинка на те пейзажи, среди которых мы живем, которые ты видишь вокруг каждый день?» Парлакъ задумалась и ответила: «Нет, не похожа, хоть и горы есть, и дома, и ветерок, но все равно семейная картинка из другого места …» «Правильно, – сказал отец, – Семейная мозаика, как зеркальная поверхность озера, отражает те края, откуда мы родом, места, к которым мы принадлежим. Но по злому року мы не можем там жить, только лишь хранить отражение тех мест на своем обличии». Парлакъ вспыхнула, как будто язычок пламени вырвался из костра: «Как же так?! Почему мы не живем в тех краях, чье отражение хранит наша семейная мозаика?» И тогда отец рассказал ей историю, как их семья оказалась вдалеке от родных мест. Во время рассказа на стекле отца проплывали печальные картины изгнания с родной земли, лишений, испытаний, но несломленности народа-стеклышек, к которому принадлежала семья Парлакъ… Стеклышко Парлакъ запоминало все эти картинки и сохраняла в своих тайных глубинах, как в памяти фотоаппарата….

Шло время. Парлакъ росла. Она научилась отбивать попытки отшлифовать ее грани и превратить ее в скучную геометрическую фигуру. Все ярче была видна картинка с горами и крышами домов в каждом блике ее яркого стеклышка. Все крепче была мечта найти те места и вернуться.

Однажды мозаичная страна, где правили серые геометрические фигуры, развалилась на множество мозаик неправильных форм. И все стеклышки вздохнули свободно. Началось большое движение между разными странами-мозаиками. Каждое стеклышко искало себе подобных, чтобы соединитьcя всеми гранями и наконец встать на свое место, где никто уже никогда не захочет отшлифовать твою необычную форму. Повзрослевшая Парлакъ поддалась этому радостному движению. Так она попала в разные места, переезжая из мозаики в мозаику. И в каждой из них были интересные яркие стеклышки, строившие свою счастливую жизнь. Парлакъ смотрела на них и думала: «Это ли мое место?» И старалась встроиться в очередную мозаику, и даже очень часто какие-то грани ее стеклышка идеально подходили под грани других… Но всегда оставалась хотя бы одна грань или уголок, который никак не сливался. И тогда Парлакъ продолжала свои поиски…

Однажды в далекой стране-мозаике, которая лежала за глубоким синим мозаичным океаном, Парлакъ случайно увидела в отражении другого стеклышка знакомые с детства пейзажи. И как будто ветерок, пахнущий маминой домашней выпечкой, дунул ей в лицо. В тот вечер новые друзья, Парлакъ и Сейатчи, долго говорили, выпивая чашку за чашкой ароматного кофе. Сейатчи поведал, что народ-стеклышки, к которым принадлежала и семья Парлакъ, уже строит свою страну-мозаику в местах, где стоят высокие горы, керамичные крыши домиков прячутся между кронами фруктовых деревьев и кипарисов, дует теплый ветерок, играя листьями придорожных тополей, разнося свежий запах молока и полевых трав, и а морские волны с шелестом просачиваются сквозь прибрежную гальку и песок… Много стеклышек все еще не могут найти дорогу к своей мозаике, поэтому Сейатчи и его друзья ищут их в других мозаиках и показывают дорогу….»Без тебя наша мозаика никогда не будет законченной, Парлакъ», – завершил беседу Сейатчи.

Самолет, собранный из серебряных стеклышек, стоял на взлетной полосе и блестел от яркого солнышка. Парлакъ никак не могла дождаться момента, когда он взлетит и перенесет ее в детскую мечту….

Несколько часов полета, и вот уже шасси ударились о землю мозаичной страны, и в такт им ударилось сердечко Парлакъ …

Как только путешественница оказалась на земле, теплый ветер закружил ее и перенес на пустующее место по форме точно такое же, как форма Парлакъ. Тут все ее грани слились с гранями соседних стеклышек, так что не оставалось никаких зазоров. «Наконец я на своем месте, наконец я дома!», – возликовала Парлакъ, наблюдая, как грани между нею и другими стеклышками исчезают, и мозаика становится одним единым изображением.

Парлакъ оглянулась вокруг себя. Как же красива была ее родная мозаика, лучше всех, что она видела , блуждая из страны в страну! Но в некоторых местах все еще зияли пустоты… «Ничего, – подумала Парлакъ, – Сейатчи и его друзья обязательно найдут все недостающие стеклышки, и наша мозаика станет одной единой картиной! Так обязательно будет!»

Мой друг, эта история учит нас тому, что каждому из нас уготовано собственное место в красивой мозаике. И нужно помнить, что даже без одного стеклышка – мозаика не будет целой. Помни об этом, мой друг. Ты незаменим в мозаике своего народа.

Сусанна ЭНВЕР-КЪЫЗЫ

Иллюстрации автора

Категория
Источник
https://avdet.org/

Комментарии